Регионы

Размер шрифта AA

УФК по Республике Калмыкия
официальный сайт
Предыдущая версия сайта

Расширенный поиск

Добровольное вхождение в состав России. Образование Калмыцкого ханства

Array ( [IBLOCK] => Array ( [NAME] => _ Ленты документов [LIST_PAGE_URL] => /krasnodar/index.php?ID=2148 ) [ITEMS_COUNT] => 1 [PROPERTIES] => Array ( [ATTACHED_FILES] => Array ( [ID] => 2780 [TIMESTAMP_X] => 2015-07-31 10:14:27 [IBLOCK_ID] => 2148 [NAME] => Прикрепленные файлы [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => ATTACHED_FILES [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => Y [SEARCHABLE] => Y [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Прикрепленные файлы [~DEFAULT_VALUE] => ) [TYPE] => Array ( [ID] => 2781 [TIMESTAMP_X] => 2015-07-31 10:14:27 [IBLOCK_ID] => 2148 [NAME] => Тип документа [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => TYPE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 315 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 2 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 1090041:2781 [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Тип документа [~DEFAULT_VALUE] => ) [PICTURE] => Array ( [ID] => 3880 [TIMESTAMP_X] => 2015-09-16 18:18:35 [IBLOCK_ID] => 2148 [NAME] => Картинки для детальной страницы [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => PICTURE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 50 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => Y [SEARCHABLE] => Y [FILTRABLE] => Y [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Картинки для детальной страницы [~DEFAULT_VALUE] => ) ) [ITEMS] => Array ( ) [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) [ITEM] => Array ( [ID] => 1090041 [NAME] => Добровольное вхождение в состав России. Образование Калмыцкого ханства [URL] => /dokumenty/istoriya-ufk-po-respublike-kalmykiya/stranitsy-nashey-istorii/1090041/ [DISPLAY_DATE] => 14 октября 2015, 14:42 [PREVIEW_TEXT] => [DETAIL_TEXT] =>

Калмыки были известны русским еще во второй половине XVI в. В «Сибирской летописи» сообщается: «А когда станут в те крепости приходить к Якову и Григорию торговые люди бухарцы и калмыки и казанские орды и иных земель с какими товары, и у них торговати повольно беспошлинно». Этот документ датируется 30 мая 1574 г. (время правления Ивана IV). В дальнейшем сообщения о калмыках не прекращаются. В документе 1591 г. несколько раз говорится о калмыках сибирский хан Кучум «...от неначаяния рати русской утече на калмытской рубеж, на вершины рек Ишима и Нор-Ишима...похитил у калмыков коней многое число. Калмыки же гнаша во след его...». Из этого следует, что уже в 90-х гг. XVI в. калмыцкое кочевье вплотную подошло к верховьям рек Ишима и Оми. В 1604 г. калмыки уже кочевали под городом Тара, вступали в непосредственный контакт с русскими и подвластным России населением Сибири. «Да буде под нашею царскою высокою рукой бытии походят, и шерть по своей вере, и заклады в город на тару подают, и похотят кочевати блиско Тарского города... наш ясак платили на Тару мягкою или иною какою рухлядью или лошадьми...».
Русское правительство всячески поощряло торговлю с ойратами, которых оно называло калмыками, многократно давало распоряжения «торговать с ними беспошлинно, пусть пришлют они лучших своих людей для заключения договора о подданстве, тесноты не чинить, не побивать, оберегать их от недругов», а ойраты не прекращали отправлять в ближайшие города, которыми владели русские, в частности, в Тару, Томск, даже в Уфу, посольства с просьбой принять их в русское подданство. В документе, датированном 16 июня 1607г., говорится: «...Приехали на Тару колмацкий тайша Кугонай Тубиев, а с ним кoлмaцких людей 20 человек. А в распросе вам Кугонай тайши сказал, что прислали его, Кугоная, колмацкие люди тайши Баатырь да Ичиней с товарищи нам, великому государю, бити челом, чтоб нам их пожаловати, воевати их не велити, и велите им бытьи под нашею царскою высокою рукою, и кочевати на нашей земле вверх по Иртышу к Соленым озерам, а не нам с ним, с колмацких людей, имати годно коньми и вереблюды или коровами, и они де тем нам бьют челом». Обращались другие тайши, в том числе Урлюк (Хо-Орлюк). Только Далай Баатыр с Ичинеем, со всёми подвластными им тайшами, выступал от имени 13 санов, а в сану было по 10000 человек. Taк ойраты- предки калмыцкого народа - решили навеки связать свою судьбу с судьбой великого русского народа, что явилось важнейшей вехой в их истории. Две культуры- оседлая русская земледельческая и калмыцкая кочевая скотоводческая - вступили не только в непосредственное соприкосновение, но и в плодотворное сотрудничество. Оба народа окончательно пришли к выводу о необходимости установления более устойчивых и активных связей.


После неоднократных переговоров 7 февраля 1608 г. дербетовские тайши (феодалы) в качестве послов прибыли в Москву, где были приняты в Посольском приказе дьяком Василием Телепневым, а затем с царем Василием Шуйским.


В документе говорится: «В прошлом во 116 году приезжали к царю Василию колматские татарове Баучина да Девлет да Арлай да Кесенчак. Февраля в 7 день. И наперед на приезде были в посольской палате у дьяка у Василья Телепнева. И Василий их расспрашивал про их приезд.
Государь пожаловал послов к руке. И послы, быв у государя в руки, били челом государю от тайшей о том же, о чем в Посольском приказе дьяку Василию на приезде говорили...государь пожаловал послов, подавал им в ковшех мед». Так было официально оформлено добровольное вхождение калмыцкого народа в состав русского государства. Это присоединение носило прогрессивный характер. Было положено начало новому этапу в истории калмыков. Были причины, которые толкали оба народа на установление не только торгово-экономических, но более тесных политических связей. Русское правительство стремилось обеспечить мир на границах вновь приобретенных земель Западной Сибири. Для приобретения новых районов на востоке у России не было ни сил, ни средств. Оно рассматривало ойратов (калмыков) как союзников в борьбе с Сибирским ханством Кучума, который пытался организовать совместную борьбу с ногайскими феодалами против России.
Ойраты, несомненно были глубоко заинтересованы в союзе с русским централизованным, сильным государством, подавшим им руку дружбы навеки. Благодаря добровольному вхождению они избавились от кровавых междоусобиц, сопровождающихся огромными человеческими жертвами, уничтожением материальных и духовных ценностей. Победители угоняли скот- единственный источник существования простого народа, разрушали домашние очаги, разоряли бедный люд. Кроме того, была реальная угроза существованию ойратского народа не только со стороны Китая. Принятие предками калмыков русского подданства положило коней опасности порабощения их императорским Китаем. Наконец, нельзя не отметить тот факт, что добровольное вхождение было посильным вкладом калмыков в образование великой семьи народов России, объединившихся вокруг русского народа.


Царь Михаил Федорович Романов специальной жалованной грамотой от 14 апреля 1618г. на имя калмыцкого тайши Далая-Богатыря подтвердил его принятие в русское подданство. В ней говорится: «...А ты, Богатырь-тайша, со всею колматскою ордою нашему царскому величеству хочешь служить «на послушников наших, куда вам наше царское повеление будет, с своими ратными людьми, хочешь ходить. И мы, великий государь, наше величество, тебя, тайша Богатыря. В том похваляем...хотим тебя и всю Колматцкую орду держать в нашем царском жалованье...быть в любви и в дружбе, бед вам и задоров никаких чинить не велели».
Калмыкия оказалась в сфере товарно-денежных отношений развивающейся общероссийской экономики. Расширилась торговля скотом и всевозможными видами животноводческой продукции и сырья. На различные стороны материальной и духовной культуры благотворное влияние стала оказывать более высоко развитая русская культура. Произошло слияние его судьбы с историческими судьбами народов России, что приблизило время получения им полной свободы и освобождения от эксплуатации и неравенства.
Присоединение калмыков к Русскому государству оказалось положительным во многих отношениях и для России. Она приобрела рынок сбыта русских ремесленных и промышленных товаров и источник сырья для легкой промышленности. Калмыки освоили огромное пространство юго-востока европейской части России, крайне редко заселенное. Сухая, безводная степь покрылась огромным количеством крупного рогатого скота, отарами овец, табунами лошадей и многочисленным поголовьем верблюдов. Калмыки привели в Россию такие породы сельскохозяйственных животных, которые были приспособлены к нелегким условиям степей Нижнего Поволжья и Предкавказья. Ими так же была разработана система использования обширных степных пастбищ. Это было положительно оценено в свое время в русской литературе. Академик И.И. Лепехин писал: «от них мы имеем, кроме других военных служб, хороших и многочисленных сберегателей наших пределов от набегов киргизкайсаков и кубанцев. От скотоводства получаем наилучший убойный и рабочий скот».
Главный пристав калмыцкого народа Н.А. Страхов обращал внимание царского правительства на то, что «калмыцкий народ по приносимым хозяйственным пользам, заслуживает внимание правительства, обращая внимание миллионы десятин земли бесплодной и иссушенной солнцем в миллионные табуны и стада, пустую степь - в надежный и богатый конный т скотный двор для целой России».
Процесс включения калмыков в состав России не был единовременным актом. Заселение пустующих ногайских земель, расположенных между реками Уралом и Волгой, шло довольно медленно и не встречало серьезного препятствия со стороны ослабевших ногаев, часть которых ушла на Кубань, а оставшиеся оказались в полном подчинении у царских воевод. М.Л. Кичиков, посвятивший специальную работу этому историческому шагу калмыцкого народа, прослеживал два этапа в освоении приволжской степи. По его мнению, один из них охватывает 1607-1630г.г. , когда калмыки заселили бассейны рек Иртыша, Ишима и Тобола. Второй этап начинается с 1630г. и продолжается до 1637г. В этот период они уже освоили степи Эмбы и Иргиза и прикочевали к Волге.
В 1634-1635 г.г. калмыки кочевали в степях Нижней Волги. Границы их кочевий были определены: «Кочевать по крымской стороне до Царицына, а по ногайской стороне - до Самары». Зимой разрешалось калмыкам кочевать «в мочагах или в иных местах», беспошлинно торговать в Черном Яре, в Царицыне, Саратове и Самаре. Необходимо отметить, что заселение ойратами (калмыками) степей Нижней Волги происходило в основном мирно, без каких-либо столкновений с русскими и другими народами. Сведения о расселении весьма скудны. К 50-м годам 17 века Хо-Урлюк привел до 50 тысяч кибиток, прибывших из Джунгарии. После 1642 г. в приволжских степях расселилось до 7000 дербетских кибиток, бывшая замужем за хошеутовским тайшой Цереном (после его смерти). Она привела до 1000 хошеутовских кибиток. По мнению С.К. Богоявленного, к границам России прикочевало около 80 тысяч калмыцких войнов и 200 тысяч остального населения. Калмыцкому хану Мончаку за верную службу России было разрешено кочевать в пределах Придонья. К концу 60-х г.-началу 70-х г.г. 17 века калмыки заняли уже не только волжские степи, но и оба берега Дона. Их пастбища простирались от Урала на востоке и до северной части Ставропольского плато, от Кумы и северо-западного побережья Каспийского моря на юге и до нижнего течения рек Хопер и Медведица на севере и верховья реки Самары на северо-востоке.
Таким скорому заселению калмыками обширных степных пространств на юго-востоке России способствовало тяжелое внутреннее и международное положение Русского государства. В 1603 г. вспыхнуло восстание холопов и крестьян под предводительством Хлопка. Страна находилась в состоянии сильного политического кризиса и экономического упадка. В последующие годы положение страны оставалось крайне тяжелым. В 1632-1634 г.г. русские войска воевали против Польши и потерпели ряд поражений. Крепостные крестьяне и обездоленные городские низы не прекращали своей борьбы против крепостного гнета. Не улучшилось международное положение России и в 50-е годы 17 века. Тревожное положение России сложилось на юге. Турецкие и крымские феодалы опустошали южную окраину страны своими грабительскими набегами. Еще более ухудшилось внешнеполитическое положение России в связи с длительной войной с Польшой (1654-1667г.г.) Этой обстановкой воспользовался шведский король Карл Густав, который начал войну против России. И, конечно, в таких тяжелых условиях русское правительство не хотело вступать в конфликты с калмыками, мирно продвигавшимися на запад и постепенно заселявшими степи Приволжья и Предкавказье. Тем более, что калмыки принимали активное участие в охране южных и юго-восточных границ России.

[EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DATE] => Array ( [ACTIVE_FROM] => Array ( [DATE] => 14 октября 2015, 14:42 [STAMP] => 1444822920 ) [DATE_CHANGE] => Array ( [DATE] => 14 октября 2015, 14:49 [STAMP] => 1444823340 ) ) [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) ) )

Калмыки были известны русским еще во второй половине XVI в. В «Сибирской летописи» сообщается: «А когда станут в те крепости приходить к Якову и Григорию торговые люди бухарцы и калмыки и казанские орды и иных земель с какими товары, и у них торговати повольно беспошлинно». Этот документ датируется 30 мая 1574 г. (время правления Ивана IV). В дальнейшем сообщения о калмыках не прекращаются. В документе 1591 г. несколько раз говорится о калмыках сибирский хан Кучум «...от неначаяния рати русской утече на калмытской рубеж, на вершины рек Ишима и Нор-Ишима...похитил у калмыков коней многое число. Калмыки же гнаша во след его...». Из этого следует, что уже в 90-х гг. XVI в. калмыцкое кочевье вплотную подошло к верховьям рек Ишима и Оми. В 1604 г. калмыки уже кочевали под городом Тара, вступали в непосредственный контакт с русскими и подвластным России населением Сибири. «Да буде под нашею царскою высокою рукой бытии походят, и шерть по своей вере, и заклады в город на тару подают, и похотят кочевати блиско Тарского города... наш ясак платили на Тару мягкою или иною какою рухлядью или лошадьми...».
Русское правительство всячески поощряло торговлю с ойратами, которых оно называло калмыками, многократно давало распоряжения «торговать с ними беспошлинно, пусть пришлют они лучших своих людей для заключения договора о подданстве, тесноты не чинить, не побивать, оберегать их от недругов», а ойраты не прекращали отправлять в ближайшие города, которыми владели русские, в частности, в Тару, Томск, даже в Уфу, посольства с просьбой принять их в русское подданство. В документе, датированном 16 июня 1607г., говорится: «...Приехали на Тару колмацкий тайша Кугонай Тубиев, а с ним кoлмaцких людей 20 человек. А в распросе вам Кугонай тайши сказал, что прислали его, Кугоная, колмацкие люди тайши Баатырь да Ичиней с товарищи нам, великому государю, бити челом, чтоб нам их пожаловати, воевати их не велити, и велите им бытьи под нашею царскою высокою рукою, и кочевати на нашей земле вверх по Иртышу к Соленым озерам, а не нам с ним, с колмацких людей, имати годно коньми и вереблюды или коровами, и они де тем нам бьют челом». Обращались другие тайши, в том числе Урлюк (Хо-Орлюк). Только Далай Баатыр с Ичинеем, со всёми подвластными им тайшами, выступал от имени 13 санов, а в сану было по 10000 человек. Taк ойраты- предки калмыцкого народа - решили навеки связать свою судьбу с судьбой великого русского народа, что явилось важнейшей вехой в их истории. Две культуры- оседлая русская земледельческая и калмыцкая кочевая скотоводческая - вступили не только в непосредственное соприкосновение, но и в плодотворное сотрудничество. Оба народа окончательно пришли к выводу о необходимости установления более устойчивых и активных связей.


После неоднократных переговоров 7 февраля 1608 г. дербетовские тайши (феодалы) в качестве послов прибыли в Москву, где были приняты в Посольском приказе дьяком Василием Телепневым, а затем с царем Василием Шуйским.


В документе говорится: «В прошлом во 116 году приезжали к царю Василию колматские татарове Баучина да Девлет да Арлай да Кесенчак. Февраля в 7 день. И наперед на приезде были в посольской палате у дьяка у Василья Телепнева. И Василий их расспрашивал про их приезд.
Государь пожаловал послов к руке. И послы, быв у государя в руки, били челом государю от тайшей о том же, о чем в Посольском приказе дьяку Василию на приезде говорили...государь пожаловал послов, подавал им в ковшех мед». Так было официально оформлено добровольное вхождение калмыцкого народа в состав русского государства. Это присоединение носило прогрессивный характер. Было положено начало новому этапу в истории калмыков. Были причины, которые толкали оба народа на установление не только торгово-экономических, но более тесных политических связей. Русское правительство стремилось обеспечить мир на границах вновь приобретенных земель Западной Сибири. Для приобретения новых районов на востоке у России не было ни сил, ни средств. Оно рассматривало ойратов (калмыков) как союзников в борьбе с Сибирским ханством Кучума, который пытался организовать совместную борьбу с ногайскими феодалами против России.
Ойраты, несомненно были глубоко заинтересованы в союзе с русским централизованным, сильным государством, подавшим им руку дружбы навеки. Благодаря добровольному вхождению они избавились от кровавых междоусобиц, сопровождающихся огромными человеческими жертвами, уничтожением материальных и духовных ценностей. Победители угоняли скот- единственный источник существования простого народа, разрушали домашние очаги, разоряли бедный люд. Кроме того, была реальная угроза существованию ойратского народа не только со стороны Китая. Принятие предками калмыков русского подданства положило коней опасности порабощения их императорским Китаем. Наконец, нельзя не отметить тот факт, что добровольное вхождение было посильным вкладом калмыков в образование великой семьи народов России, объединившихся вокруг русского народа.


Царь Михаил Федорович Романов специальной жалованной грамотой от 14 апреля 1618г. на имя калмыцкого тайши Далая-Богатыря подтвердил его принятие в русское подданство. В ней говорится: «...А ты, Богатырь-тайша, со всею колматскою ордою нашему царскому величеству хочешь служить «на послушников наших, куда вам наше царское повеление будет, с своими ратными людьми, хочешь ходить. И мы, великий государь, наше величество, тебя, тайша Богатыря. В том похваляем...хотим тебя и всю Колматцкую орду держать в нашем царском жалованье...быть в любви и в дружбе, бед вам и задоров никаких чинить не велели».
Калмыкия оказалась в сфере товарно-денежных отношений развивающейся общероссийской экономики. Расширилась торговля скотом и всевозможными видами животноводческой продукции и сырья. На различные стороны материальной и духовной культуры благотворное влияние стала оказывать более высоко развитая русская культура. Произошло слияние его судьбы с историческими судьбами народов России, что приблизило время получения им полной свободы и освобождения от эксплуатации и неравенства.
Присоединение калмыков к Русскому государству оказалось положительным во многих отношениях и для России. Она приобрела рынок сбыта русских ремесленных и промышленных товаров и источник сырья для легкой промышленности. Калмыки освоили огромное пространство юго-востока европейской части России, крайне редко заселенное. Сухая, безводная степь покрылась огромным количеством крупного рогатого скота, отарами овец, табунами лошадей и многочисленным поголовьем верблюдов. Калмыки привели в Россию такие породы сельскохозяйственных животных, которые были приспособлены к нелегким условиям степей Нижнего Поволжья и Предкавказья. Ими так же была разработана система использования обширных степных пастбищ. Это было положительно оценено в свое время в русской литературе. Академик И.И. Лепехин писал: «от них мы имеем, кроме других военных служб, хороших и многочисленных сберегателей наших пределов от набегов киргизкайсаков и кубанцев. От скотоводства получаем наилучший убойный и рабочий скот».
Главный пристав калмыцкого народа Н.А. Страхов обращал внимание царского правительства на то, что «калмыцкий народ по приносимым хозяйственным пользам, заслуживает внимание правительства, обращая внимание миллионы десятин земли бесплодной и иссушенной солнцем в миллионные табуны и стада, пустую степь - в надежный и богатый конный т скотный двор для целой России».
Процесс включения калмыков в состав России не был единовременным актом. Заселение пустующих ногайских земель, расположенных между реками Уралом и Волгой, шло довольно медленно и не встречало серьезного препятствия со стороны ослабевших ногаев, часть которых ушла на Кубань, а оставшиеся оказались в полном подчинении у царских воевод. М.Л. Кичиков, посвятивший специальную работу этому историческому шагу калмыцкого народа, прослеживал два этапа в освоении приволжской степи. По его мнению, один из них охватывает 1607-1630г.г. , когда калмыки заселили бассейны рек Иртыша, Ишима и Тобола. Второй этап начинается с 1630г. и продолжается до 1637г. В этот период они уже освоили степи Эмбы и Иргиза и прикочевали к Волге.
В 1634-1635 г.г. калмыки кочевали в степях Нижней Волги. Границы их кочевий были определены: «Кочевать по крымской стороне до Царицына, а по ногайской стороне - до Самары». Зимой разрешалось калмыкам кочевать «в мочагах или в иных местах», беспошлинно торговать в Черном Яре, в Царицыне, Саратове и Самаре. Необходимо отметить, что заселение ойратами (калмыками) степей Нижней Волги происходило в основном мирно, без каких-либо столкновений с русскими и другими народами. Сведения о расселении весьма скудны. К 50-м годам 17 века Хо-Урлюк привел до 50 тысяч кибиток, прибывших из Джунгарии. После 1642 г. в приволжских степях расселилось до 7000 дербетских кибиток, бывшая замужем за хошеутовским тайшой Цереном (после его смерти). Она привела до 1000 хошеутовских кибиток. По мнению С.К. Богоявленного, к границам России прикочевало около 80 тысяч калмыцких войнов и 200 тысяч остального населения. Калмыцкому хану Мончаку за верную службу России было разрешено кочевать в пределах Придонья. К концу 60-х г.-началу 70-х г.г. 17 века калмыки заняли уже не только волжские степи, но и оба берега Дона. Их пастбища простирались от Урала на востоке и до северной части Ставропольского плато, от Кумы и северо-западного побережья Каспийского моря на юге и до нижнего течения рек Хопер и Медведица на севере и верховья реки Самары на северо-востоке.
Таким скорому заселению калмыками обширных степных пространств на юго-востоке России способствовало тяжелое внутреннее и международное положение Русского государства. В 1603 г. вспыхнуло восстание холопов и крестьян под предводительством Хлопка. Страна находилась в состоянии сильного политического кризиса и экономического упадка. В последующие годы положение страны оставалось крайне тяжелым. В 1632-1634 г.г. русские войска воевали против Польши и потерпели ряд поражений. Крепостные крестьяне и обездоленные городские низы не прекращали своей борьбы против крепостного гнета. Не улучшилось международное положение России и в 50-е годы 17 века. Тревожное положение России сложилось на юге. Турецкие и крымские феодалы опустошали южную окраину страны своими грабительскими набегами. Еще более ухудшилось внешнеполитическое положение России в связи с длительной войной с Польшой (1654-1667г.г.) Этой обстановкой воспользовался шведский король Карл Густав, который начал войну против России. И, конечно, в таких тяжелых условиях русское правительство не хотело вступать в конфликты с калмыками, мирно продвигавшимися на запад и постепенно заселявшими степи Приволжья и Предкавказье. Тем более, что калмыки принимали активное участие в охране южных и юго-восточных границ России.